Hate crimes изучали и обсуждали в Петербурге

Апр
12

Что входит в понятие hate crimes - и что европейскому явлению соответствует в российской действительности? Что является, а что не является преступлением на почве ненависти? Почему Бюро по демократическим институтам и Правам Человека ОБСЕ не считает преступлениями на почве ненависти "язык вражды" (hate speech), дискриминацию и геноцид? Каковы индикаторы hate crimes? Эти и иные вопросы обсуждали участники семинара в Санкт-Петербурге по предотвращению и реагированию на преступления на почве ненависти 1-3 апреля.

Россияне не понаслышке знают, что такое преступления на почве ненависти. Уровень ультраправого насилия в стране остается достаточно высоким.
Бытовая ксенофобия и агрессия стали чуть ли не нормой в обществе. Попытки государственных органов бороться c преступлениями на почве ненависти не разрешают проблемы в целом, а иногда, наоборот, ухудшают ситуацию. В то же время гражданские организации не имеют достаточно возможностей и ресурсов, чтобы вести системную работу по профилактике и предотвращению преступлений на почве ненависти. Но ведь проблема есть – и решать ее нужно… и гражданским активистам, и правоохранительным органам.

На это и был нацелен семинар по предотвращению и реагированию на преступления на почве ненависти, адресованный представителям НПО, социально активным людям, заинтересованным в предотвращении подобных преступлений.

По замыслу, он должен был дать участникам представление о феномене преступлений на почве ненависти, проинформировать их о влиянии таких
преступлений на общество. И, конечно же, ответить на вопрос: как реагировать на преступления, совершенные на почве ненависти, что делать, если приходится сталкиваться с такими нарушениями в своей практике?

После семинара его участница и со-организатор Лена Дудукина поделилась впечатлениями о семинаре и о том, что смогли почерпнуть из него активисты и представители НПО.

«Существуют очень конкретные индикаторы hate crimes, такие как место совершения преступления, наличие выкрикиваемых расистских лозунгов, очевидная принадлежность жертвы к группе риска и др. Но в обществе есть признание необходимости пересмотреть перечень признаков этих преступлений и уточнить защищаемые характеристики. Во многом качество работы по противодействию hate crimes зависит и от юридического сопровождения, и от просветительской работы — от информирования людей о существовании групп риска, о недопустимости ультраправого насилия. Участники из Петербурга и Воронежа, Москвы и Красноярска, Самары и Ростова-на-Дону, Калуги и Йошкар-Олы, Тюмени и Перми, Брянска и Пятигорска, Ставрополя и Киева работают в обоих этих направлениях».

Организовали семинар Европейская сеть UNITED for Intercultural Action и международное Молодежное Правозащитное Движение в рамках совместного проекта «Гражданские организации на службе обществу: молодежные действия против — расизма, национализма и ксенофобии, за — Права Человека и межкультурный диалог», финансируемого по программе MATRA Министерства иностранных дел Королевства
Нидерландов.